Закят с политологической и социологической точек зрения

Закят с политологической и социологической точек зрения

Глобальный системный кризис охватывает все спектры и срезы функционирования социума, в том числе и такой острейший как смысл жизни.

Выступление главы Центра стратегических исследований «Россия – Исламский мир» Шамиля Султанова на семинаре «Институт закята как инструмент развития мусульманского общества», состоявшемся 2 июля 2008 года в офисе Ассоциации культурно-просветительских общественных объединений «Собрание» (Москва).

Первое. Объективно будет происходить повышение социальной значимости закята (обязательного пожертвования) в ближайшие годы, в том числе и в России. Дело в том, что большинство ученых, которые занимаются геополитическими проблемами, считают, что мир постепенно втягивается в глобальный системный кризис. И резкое обострение финансовых проблем, что мы сейчас наблюдаем, и которое началось с ипотечного кризиса в США - это только начало.

Глобальный системный кризис охватывает все спектры и срезы функционирования социума, в том числе и такой острейший как смысл жизни. Одной из ключевых проблем для личностей западной цивилизации становится вопрос - а зачем мы живем? Ради того, чтобы приплюсовать к нашим доходам очередной ноль? Ради того, чтобы превратиться в социальных автоматов?

С моей точки зрения, значимость закята состоит в том, что он позволяет восстановить некую базовую социальную инфраструктуру – инфраструктуру человеческой солидарности и человеческой взаимопомощи. Экономический, социальный, финансовый коллапсы в рамках глобального кризиса приведут к тому, что появятся десятки, а может быть, сотни миллионов пострадавших людей.

Бедность в мире еще больше возрастет. И не надо смотреть на то, что сейчас все нормально в нашей экономике. Я хочу сказать, что российская экономика весьма зависима от состояния глобального рынка, она может рухнуть в течение короткого времени, если цены на углеводороды резко понизятся.

Запад начинает окружать Россию, сжимать ее, используя, в том числе и экономические меры стратегического характера. Если по официальным данным, у нас сегодня около 15-17 миллионов бедных, то через 3-5 лет эта цифра может подскочить до 40-50 миллионов людей с доходами ниже прожиточного минимума, в том числе и в мусульманских депрессивных районах.

Поэтому мы должны смотреть с прицелом на будущее. Это касается и Северного Кавказа. В ближайшие 2-3 года кризисные явления усилятся и на Северном Кавказе по целому ряду причин. Центр требует, чтобы размер федеральных дотаций северокавказским республикам уменьшался, чтобы они повысили собираемость местных налогов. А это может привести к росту межклановых разборок, столкновениям между этно-корпоративными группами, в том числе мусульманскими, но разделенными по национальному признаку.

С этой точки зрения, закят - это очень важный, исторически апробированный инструмент, который позволяет сохранять гуманистическую мусульманскую социальную инфраструктуру в обществе и избежать в настоящее время появления десятков тысяч бомжей среди мусульман, избежать критического усиления бедности.

По некоторым данным, 30-35% среднего и мелкого бизнеса в России контролируется мусульманами. Во всяком случае, теми, кто имеет мусульманские корни. Но в крупном бизнесе мусульман не так много, потому что есть определенные рамки, не позволяющие среднему мусульманскому бизнесу, как и вообще среднему бизнесу в России, расти. В случае достаточно продолжительного социально-экономического кризиса пострадает, прежде всего, средний класс.

Поэтому закят - это не просто инструмент создания уммы. Давайте говорить откровенно, пока российской уммы нет. Во многих республиках никакой уммы нет. Очень часто возникают ситуации, особенно в некоторых республиках Северного Кавказа, когда мусульмане одной народности, одного народа оказываются большими оппонентами друг другу, чем в отношениях между мусульманами и христианами, мусульманами и иудеями и т. д. Такова реальность.

Когда я читаю, что только 3% мусульман в России постоянно совершают намаз, то я спрашиваю себя: а на чем тогда держатся каждодневная мораль, нравственность, благонравие? Вы знаете, что в кризисные периоды моральные дефекты часто оборачиваются большой кровью, вплоть до того, что мусульмане вырезают мусульман.

Самый страшный пример - Таджикистан. По некоторым данным, погибло почти триста тысяч человек. И, самое поразительное, никто не проанализировал, почему это произошло. Я же считаю, что одна из причин - отсутствие института закята. По мере развертывания таджикского кризиса вдруг оказалось, что умма – это иллюзия, исламская солидарность отсутствует, нет никакой мусульманской взаимопомощи, нет даже осознания необходимости всего этого.

Есть очень важный и продуктивный политический принцип: всегда будь готов к наиболее худшему сценарию. Потому что это может стать испытанием, которое тебе дает Аллах!

Поэтому закят в широком смысле слова для 20 миллионов мусульман России - это инструмент, который во время кризиса не только позволит сохранить, но и укрепить исламскую идентичность. Несмотря на постоянное мощное информационное и культурное давление западного образа жизни мусульмане смогли сохранить свою идентичность в Европе, в том числе и потому что культивировали и развивали институт закята.

Второе. Людей надо убедить, почему и чем закят важен. Буду говорить откровенно. Среди мусульман, также как среди остальных конфессий, сильнейшим образом развит социальный эгоизм. В этом смысле христианская поговорка – «каждый за себя, один Бог за всех» применима и к мусульманам - «каждый за себя, один Аллах за всех». И это реальность.

Когда вы приходите к мусульманину и начинаете говорить ему о важности закята, формально он будет согласен с Вами. Однако в душе он будет думать: «Я - богатый человек и уже построил 2 мечети. Садака - не садака, закят - не закят, пусть это решают богословы. Я выполнил свою работу. Построил мечети и дал работу сотне людей». Он не понимает или не хочет понимать, что Аллах дал ему богатство как испытание для него, в том числе и в том, чтобы он показывал пример окружающим в скрупулезном выполнении принципов и норм закята. Согласитесь, что богатому это легче сделать, чем бедняку.

Или другой пример. Очень часто в исламских СМИ можно увидеть жалобы о том, что нас, мусульман, обижают. Многие даже говорят: «Здесь мы люди второго сорта». А давайте спросим откровенно: чем мы заслужили, чтобы к нам по-особому относились?

 

Разве уровень алкоголизма среди российских мусульман намного меньше, чем среди русских православных? Среди мусульман России гораздо меньше наркоманов, чем среди католиков или буддистов? Разве нынешние российские мусульмане прославились, показывая выдающиеся примеры социальной солидарности, социальной взаимопомощи, социальной активности? Разве мусульмане это какие-то выдающиеся по своей нравственности, моральной чистоте граждане России, с которых христианам и атеистам надо брать пример? Этого сегодня нет.

Пророк Аллаха (мир ему) говорил, что умма - это наилучшая община. Он имел ввиду, что умма - наилучшая община не только для мусульман. Умма как наилучшая община - это пример для всех. Очень часто мусульман обвиняют в том, что они распространяли Ислам через насилие и войну.

Это не так. В большинстве случаев люди, куда приходили мусульманские войска сами, без всякого принуждения, принимали Ислам. Почему? Они видели нравственные качества первых мусульман. Они видели их взаимоотношения, их щедрость, их честность, их справедливость. Какой же пример подают современные мусульмане? Через 5-7 лет, а может и гораздо раньше, будет спад, усилится экономический кризис. Какой мы можем подать пример в этой ситуации?

Я хотел бы остановиться на 3 моментах, очень важных для практической реализации института закята. Закят - это не только важнейший социальный институт, но и особая форма личностного взаимодействия верующего с Аллахом. Один из ключевых понятий, которые характеризуют верующего как муслима в его взаимоотношениях с Аллахом - это «хушу», т.е. богобоязненность. Мало кто сегодня по-настоящему боится Аллаха среди мусульман.

Я разговаривал с некоторыми мусульманами, даже не касаясь вопроса закята. Речь шла о «серых» деньгах. Как относиться к этим деньгам, когда речь идет о закяте? Если эти деньги взяли, а через какое-то время этот человек, который внес эти деньги в качестве закята, оказался в центре скандала и его посадили. Ведь это будет уже дискредитация закята как столпа Ислама, а о мусульманах будут говорить, что они строили детские сады, занимались благотворительностью, помогали людям за счет ворованных денег. Это очень острая проблема в конкретных российских условиях.

Институт закята - это самая лучшая форма укрепления «хушу» - богобоязненности. Ты платишь закят не только потому, что это нужно, прежде всего, старикам, пенсионерам, малоимущим и т. д., которые сейчас страдают из-за роста цен, а потому что это нужно, в первую очередь, тебе. Аллаху принадлежит все и Он дал тебе на время имущество, и если ты с этого имущества не платишь денег, ты воруешь у Аллаха. А если платишь, ты по-настоящему боишься Аллаха. И это форма культивирования богобоязненности.

Закят - это форма развития важнейших нравственных качеств, без которых мусульманин не мусульманин. Это, прежде всего, щедрость. И щедрость не как следствие твоего богатства. Щедрость в смысле духовной отстраненности от этого имущества. Аллах дал тебе это имущество, дал тебе богатство, но ты от него внутренне отстранился, потому что все твои мысли, все твое сердце, вся твоя сущность заполнено Аллахом.

Это и есть настоящая щедрость, а не количество пожертвованных денег. Щедрость заключается в том, что ты способен отдать все, потому что ты равнодушен к этому.

 

Другое нравственное качество. Это сострадание. У нас в обществе не хватает сострадания, в том числе среди мусульман. У нас нет уммы, в том числе и потому что у нас нет настоящего сострадания. Вся сунна Пророка (мир ему) пронизана состраданием, причем состраданием не только к мусульманам, но и к людям вообще. Мы читаем суру «Ан-нас»: «Скажи: прибегаю к Господу людей, Царю людей, Богу людей...». Обратите внимание, там сказано «Богу людей», а не «Богу мусульман».

Социальная активность, справедливость - другие качества, которые реализуются через институт закята, т.е. это личностно важно тому, кто хочет, кто сомневается, участвовать ли в этой процедуре или нет.

Третье. Закят - это форма дава’ата. Дава’ат - это не просто ходить и говорить, что Ислам - это хорошо. Проблема российского общества заключается в том, что у нас мало положительных образцов для подражания. Телевидение одно дает, интернет другое, но это не есть примеры для подражания для мусульман. У нас нет героев, а общество живо и умма жива, пока есть герои.

История – это, по сути цепочки героев и массовые подражания им. Как формировалась изначально соответствующая модель? Пророк (мир ему) как «инсан аль–камиль» (полноценная личность) служил величайшим примером. Вокруг него постепенно собралась первая исламская элита - асхабы, реальные герои, с которых брали пример сотни и тысячи мусульман. У каждого асхаба были свои сторонники, свои последователи, которые сохраняли примеры героического поведения и так распространялись модели поведения в истории.

Поэтому закят - это еще и форма дава’ата в новых условиях. Не просто словами, а через дело. Пророк (мир ему) постоянно подчеркивал, что главное - это практическое действие. Он говорил, что самая слабая форма веры - это когда ты осуждаешь зло в сердце.

Что конкретно делать? С чего начать? С чего начать? Я хотел бы конкретизировать. Я согласен, что ключевым моментом является то, что инициатива должна исходить снизу. Институт закята нельзя сделать у нас сверху. С моей точки зрения, ключевой момент - это местная община.

Местная община, группа мусульман, которые хорошо знают друг друга и доверяют друг другу, не обязательно должна быть зарегистрирована и т. д. Это формальность. Мы не должны забывать, когда восстанавливаем институт закята, что основной социальный принцип мусульманской уммы - это братство.

Какая главная проблема среди мусульман в России? Отсутствие братства. У нас нет братства, и у нас нет доверия, а это потенциальный кризис общества. А братство - это еще более высокая нравственная категория.

И в этом смысле первый шаг заключается в создании ядра такой местной общины. Пусть это будут родственники, люди, которые друг друга знают, которым не надо говорить, что вы должны доверять друг другу. Они и так доверяют друг другу, они и так любят друг друга. Они и так знают, что такое «рахма» в широком смысле этого слова.

Второй шаг. Следует определить, сформулировать 4-5 основных социальных проблем для данной конкретной местности: улицы, деревни, квартала. Это должны быть предельно конкретные дела: отсутствие работы, проблема пенсионеров, проблема голодающих, проблема детей-мусульман в детских домах, где кормят свининой, проблема отсутствия магазина, где можно купить халяль-пищу. Это должны обсудить общиной, люди должны сами определить и сформулировать данные проблемы.

Закят - это не просто сбор денег. Это не ключевой момент. Ключевой момент - это когда люди собирают деньги для чего-то. Наши богатые братья в Кувейте или Эмиратах собирают деньги, чтобы помогать бедным братьям в Бангладеше, Сомали, других странах. У нас же есть свои проблемы.

Третий шаг. Из этих трех-пяти социальных проблем нужно выбрать одну, наиболее значимую для данной общины. И здесь надо отработать схему. Когда существует доверие и братство, не надо создавать комиссий, комитетов - все доверяют друг другу.

Четвертый шаг собственно сбор суммы закята.

Пятый шаг. Участие в реализации собранных средств. Здесь может быть парадоксальный момент. Собрали с 20 человек деньги на проект, а в его реализации задействовали 100 человек. Реализация проекта может привлечь 100-150 человек в той или иной степени.

Например, ты возишь мясо, вот тебе деньги, привези для детского дома халяльное мясо. Вот деньги. Человек привезет. А в следующий раз он, может быть, привезет бесплатно, и это будет его вклад, или, во всяком случае, начнется его постепенное втягивание в этот процесс.

Реалии таковы, что людей надо постепенно втягивать. Резкими движениями ничего не получится. И люди должны конкретно видеть, что их деньги приносят конкретную пользу и что закят - это не просто требование муллы, а действия конкретных, знакомых людей, которые порой даже не могут сказать, зачем это делается, но которые демонстрируют мусульманское поведение, мусульманское чувство, мусульманское сострадание.

Шестой шаг. Я уже говорил, что общество держится на тотальном подражании. Люди не знают законов. Они читают Коран, может быть, читают Сунну. Люди не знают Конституцию, не знают законов, но они живут, потому что они кому-то подражают.

Это общий принцип. В процессе формирования института закята мы должны создавать на местах примеры для подражания. Маленький позитивный пример, который был бы освещен в прессе, о котором бы рассказывали, потому что пример - это одновременно элемент распространения закята.

Седьмой шаг. Распространение примеров. Через интернет, через листовки, через газеты.

Восьмой шаг. У нас существуют мусульманские организации, например, Ассоциация общественных объединений «Собрание». Мусульманские организации должны помогать, и помогать не вообще - семинары и пр., а помогать конкретно. У кого-то есть ценный опыт, и его следует распространять. Не каждый может описать свой опыт, может, следует послать журналиста, который напишет своего рода инструктивную статью, и ее после можно будет опубликовать в Интернете.

Еще одна проблема - транспарентность, т. е. прозрачность. И это касается и института закята. Если мы с самого начала будем открыты, если с самого начала мы будем показывать пример, и мы будем помогать всем. Если на улице живет 5 бедняков, 3 из которых мусульмане, но следует помочь всем. Это очень важно, и никакая власть не пойдет против такого.

Я не настаиваю, что везде и всегда должна быть именно такая последовательность шагов. Но в любом случае начинать надо именно через закят решение конкретных вопросов для конкретных людей.